21:27 

Этот глюк хавал мой моск!!!

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
Автор: bykka_yo
Название: Драконика
Жанр: фентезийный брэд!
Рейтинг: есть!
ОРИДЖ!
Статус: закончен.
Ворнинги: как обычно - не вычитанно, не беченно и остальные радости безграмотного бытия... а еще там насилие есть! да.
Размещение: обратитесь, обсудим.


Этот глюк хавал мой мозг доооолго... и я решила - пусть он и ваши мозги похавает =) Это достаточно бредовый оридж. написанный потому, что хотелось. Есть время почитайте. Только отпишитесь пожаааалуйста!
P.S. продолжение в комментах




Пролог.

ОСОЗНАНИЕ пришло когда вокруг была еще тьма. Если точнее ОН еще не родился, но уже осознавал свою жизнь. Это было страшно. Да, ОН еще не рожденный уже ощущал страх. В только формирующемся сознании искрами вспыхивали крупицы разрозненной информации. Но они не могли помочь избавиться от давящего ужаса непонимания. Вокруг был мрак и тьма, ЕГО еще не было как физического существа, откуда в эмбрионе может быть ЛИЧНОСТЬ?
Награни безумия ОН дрейфовал в своем полубытии, когда пришло ЗНАНИЕ, прорезавшее черноту ЕГО еще не начавшегося бытия. И знание какое-то время было тем, что спасало ЕГО от разрушения, но оно было настолько беспорядочным, бессистемным, оно наполнило ЕГО угрожая разорвать на части, на составляющие.
ОН познал смерть на перед жизни, узнал тысячи языков еще не имея рта, трепет чувств и горечь поражения, еще не родившись… ОН кричал, почти кричал, но его легкие еще не сформировались…
Личность рушилась, распадаясь на сегменты. Смешиваясь безумным вихрем красок, которые ОН не мог видеть, ибо глаз не было. Когда цвета сознания начали смешиваться, образуя грязные кляксы, пришел ПОРЯДОК и расставил все по местам. ОН познал радугу…
ЕГО посещали и другие ОСНОВЫ. Но легче от этого не было.
Основы сменяли друг друга, оставляя в нем свой отпечаток, заканчивая радужную личность. Но чего-то не хватало. Ибо безумие темного страха все еще окутывало ЕГО.
С первым ударом сердца появилось ПОНИМАНИЕ. И оно зависло на периферии личности, не подходя ближе, но протягивая тонкие лучики-ниточки, к НЕМУ, оплетая коконом-ловушкой.
А когда прошло желание жить, ОН был готов к боли рождения, и когда она ослепила ЕГО, сияющий кокон схлопнулся, своим ярким светом выжигая такую красивую, такую правильную радугу. Оставляя нестерпимо-белый цвет. Точнее его отсутствие.
И ОН так и не смог решить для себя, чем был вызван его крик – болью рождения или же ПОНИМАНИЕМ.
ОН знал, что ЕГО жизнь началась… и она будет трудной. Ибо родился тот кто не имеет цвета, тот кто прошел через жизнь еще не родившись, тот кого не примет племя как равного, как одного из них, с равными шансами он может стать как господином, тек и рабом, все зависит от времени, в котором он родился, а все из-за того что он БЕЛЫЙ ДРАКОН.

Красный Пламенный, Верховный Хранитель Мудрости Игнис'РоШтар, взирал на только появившихся на свет драконов. Их семнадцать. Каждый из них имеет возможность стать высшим. В каждом проглядываются пока еще слабые, но уже заметные потоки силы, которые определят их будущее. Появление наследия у драконов редки, на столько редки что каждый вылупившийся это повод для торжества. Но в глазах Игнис, на самом дне, в бездне огненного вихря, притаилась тень… неуверенности? Страха? Настороженности?
Да, верховный боялся. Глубоко в душе. Но все же. Он страшился того, что вместе с этими детьми в мир пришел тот кого невозможно оставить жить. Хранитель всматривался в ауры новорожденных ища белые пятна, или хотя бы намек на них. Но видел только радужные переливы. Игнис вздохнул спокойно – проклятый не появился.
Это уже третья кладка без него. Это радует. Может Верховному все же удалось уничтожить его? Он ведь лично избавлялся от яиц с клеймом проклятия, которые появлялись в кладках.
Хранитель еще раз просмотрел ауры детенышей. Нет. Пятен нет.
Игнис развернулся и удалился в свои покои. И не заметил взгляд подслеповатых глазок новорожденного. Взгляд в котором читалась усталость и облегчение.

Песнь.

Соларо подставил лицо так, что бы на него падал дождь, пока еще слабый, но Соларо знал, что грядет буря. Он чувствовал ее. И в предвкушении он трепетал. Он ждал ее потому что только во время бури он может петь…
Петь. Если об этом узнают Старшие, то, скорее всего, его устранят. Драконы не должны Петь. В их голосе не должно быть магии… но он не такой как все. И если бы не Грицце, то он бы не успел этого понять.
Грицце, единственный кого он может назвать другом. Они из одной кладки. Но Соларо не знал, кем он является этому странному молодому дракону. Хотя они и росли вместе, все равно практически не общались. С Грицце вообще мало кто общался, потому что он отличался от них, неуловимо, незаметно, но было в нем что-то другое. И это делало его объектом насмешек и издевательств, которые усугублялись тем, что Грицце был слаб и имел этот блеклый серый окрас шкуры, за что и получил имя – Серость – «Грицеус». Но по каким-то причинам все это проходило мимо него. Точнее он просто не обращал на все это внимание. Даже когда его чуть не забили до смерти он провел почти месяц в целебном коконе, вернувшись Грицце только покачал головой и с печальным вздохом промолвил тихим голосом:
- Absit invidia.
От этой фразы Старший который вел урок вздрогнул и хрипло выдавил:
- Ты прощаешь их?
- А у меня есть выбор? Их пятеро и они могут стать высшими.
- Струсил? – зашипел наставник.
- Я слаб, но не безумен. – невозмутимо ответил серый дракон.
Старший неожиданно успокоился и одобрительно кивнул. Он давно заметил, что этот детеныш отнюдь не глуп. И это выгодно выделяло его на фоне более сильных, но таких импульсивных товарищей опьяненных своими возможностями.
Можно сказать, что этот детеныш умен, даже слишком…
Соларо помнил, как смотрели на Грицце наставники, не понимая как, но он читал их взгляды и пытался не обращать на них внимание. Он вообще пытался быть нейтральным. Хотя многие желали его дружбы и внимания, так как он золотой дракон. Правда больше его шкура походила на лучи летнего солнца оттуда и имя. Единственный кто не искал его расположения это серый. Только смотрел иногда оценивающе, иногда заинтересованно, позже ожидающе…
И когда пришло время первой Песни, Грицце оказался рядом и… помог. Он увел Соларо к морю, на утес о который разбивались волны, пляшущие в безумстве бури. Их человеческие тела были уязвимы, но серый защищал и себя и золотого, пока тот был в эйфории, пока он Пел. Пел пока не прошла буря. С последним звуком Грицце опустил щиты и ушел, оставив его опустошенного на холодных камнях слушать музыку волн и ветра, которая заполняла дыру в сердце, оставшуюся после Песни. Вернувшись к вечеру Соларо пытался найти серого, но его ни где не было. И только поздней ночью один из Старших случайно нашел его совершенно обессиленного горящего в бреду лихорадки в нише одной из башен. Через несколько дней золотой навестил его и впервые рассмотрел его внимательно, что бы запомнить каждую черточку его лица – Грицце так и не смог вернуться в драконье тело, его сил не хватало даже для смены ипостаси.
Худое угловатое тело, не слишком длинное, кажется люди говорят высокое?, тонкие черты лица, и мягкие, будто шелковые волосы, в серости которых проскакивала серебристая искра. И нечитаемый взгляд абсолютно серых глаз. Будто туман… Тогда Соларо понял что серой бывает не только пыль, но и туман. Серость она вообще бывает разной… сталь клинка, только без блеска, что позволяет быть оружию еще более незаметным, так как не будет в самый ненужный момент блика, тихая невидимая смерть.
- Соларо. – тихо позвал серый. – Ты что то хотел?
- Д-да. – с трудом выныривая из омута туманных глаз, ответил золотой дракон. – Я… я хотел поблагодарить за…
- Не надо. – мягко прервал его Грицце.
Соларо понял намек – не стоит распространяться о том, что произошло. Это может быть опасно для обоих. Золотой осознавал, что совершил что-то неположенное для драконов. И за это могут наказать не смотря на цвет шкуры.
Удовлетворенный кивок серого.
- Мы поговорим позже… если захочешь.
- Я буду только рад…
- Многие знания не всегда приносят счастье. Подумай хочешь ли ты знать.
Соларо резко встал и обозначил поклон-прощание, не в силах видеть столь мудрые, очень-очень старые глаза на лице своего сверстника.
- Я подумаю…
С того момента прошел уже год. Соларо многое узнал о себе и все это ему рассказал Грицце, но он ни когда не спрашивал, откуда все это известно серому, и тот был за это благодарен. Оказалось что в теле золотого заключена сила сирены. Как это произошло Соларо боялся думать, но по обрывкам фраз серого понял, что это какой-то эксперимент одного из Верховных. И это было неожиданно больно…
Его все чаще тянуло к морю, во время бурь он почти терял над собой контроль. И если бы не Грицце, то мог бы причинить много вреда всем кто жил в Цитадели. И еще тело. Когда Соларо находился в человеческой ипостаси его неудержимо влекло к чему-то, почти до боли тело желало… но чего? Золотой боялся спросить это даже у Грицце, настолько это казалось постыдной слабостью. Но однажды сам набросился на серого, его человеческое тело было хрупким и слабым, Соларо подмял его под себя, содрал одежду, прижался к обнаженной коже и… испугался себя. Он не понимал что делает, что хочет этим добиться. Золотой попытался вскочить, но Грицце с неожиданной силой прижал его к себе, уложив златовласую голову себе на грудь, стал перебирать длинные волнистые локоны. А потом серый начал петь. От его голоса проникающего сквозь ментальные щиты хотелось плакать и смеяться, он обволакивал сознание, словно предрассветный туман, и так же оставил после себя лишь свежесть и прохладу.
- Ты вырос. – задумчиво прошептал Грицце. – Сирена в тебе требует свое. И только благодаря тому, что ты дракон не случилось не поправимое.
- Что же делать? – золотой украдкой вдыхал аромат кожи, которую ощущал под собой.
- Не бойся. Я что-нибудь придумаю. Как всегда…
- А чего требует сирена?
- О? – в голосе серого проскользнуло веселье. – Неужели не понял? Это называется половое созревание…
- То есть я хотел сделать тебя своей самкой? – в ужасе раскрыл глаза Соларо.
- Сиренам не важен пол партнера. Они пьют любовь того кого заворожат своей Песней. Услышав ее не возможно не влюбиться… Правда вместе с любовью они выпивают и жизнь. – серьезно пояснил Грицце.
- Н-но… это же не правильно…
- Почему? Это их способ существовать. Иначе им не жить.
- Я не хочу так. – горько прошептал золотой из глаз катились слезы.
- А тебе и не надо. – тонкие бледные пальцы вытерли мокрые дорожки. – Все же ты большей частью дракон. Тебя питает мир. Помнишь первую Песнь? Тогда ты отдал много своей силы. Чистокровной сирене пришлось бы выпить не одно живое существо, что бы заполнить эту брешь или же пару столетий восстанавливать силы на дне моря. Тебе же хватило пары часов наедине со стихиями…Но твое тело все же требует любви. Запомни, - холодные ладони заставили поднять лицо и посмотреть в серые омуты глаз Грицце. – тебе не обязательно выпивать до суха. Ты можешь взять только чувства, но не жизнь. Хотя если что-то случится, то с помощью этого ты можешь быстро восстановить свои силы, этим не стоит пренебрегать. Обещай мне что в случае крайней нужды ты так и поступишь.
Соларо поджал губы.
- Обещай. Ну, же… - в голосе серого было столько мольбы.
- Обещаю…
Поддавшись неожиданным чувствам золотой прижался к сиреневым холодным губам своими губами.
- Обещаю…
Росчерк молнии заставил Соларо вздрогнуть и вынырнуть из воспоминаний. Буря уже близко. Где же Грицце? Без него он боится петь, хотя серый обучил его, как спрятать Песнь от других.
- Эй. Я здесь.
Грицце сидел на самом краю утеса, свесив босые ноги и ловя ими капли толи дождя, толи волн.
- Чем ты думал?
- О тебе. О том что без тебя я бы не выжил…
- Может и выжил. Кто знает? – серый улыбнулся.
Соларо задумчиво его осмотрел. Он не знал критериев людей в области красоты, но что то подсказывало, что Грицце красив. Тогда, год назад, в лазарете, он не обратил на это внимания. Да и выглядел серый неважно. За это время его волосы отрасли и доходили до середины спины, сейчас же трепетали на ветру и будто светились на фоне графитно-серого неба и почти черного моря. А в свете яркой вспышки молнии вдруг засияли ослепительной белизной. Хрупкая фигура на фоне беснующихся стихий – это так завораживающе…
Соларо запел. Впервые он посвятил Песнь кому-то.
Серый согнул одну ногу и, обняв ее, положил голову на колено. Пепельные волосы скрыли его лицо, но золотой знал Грицце слушает. Он всегда слушал его Песни.
- Спасибо… - тихая благодарность почти утонула в последнем раскате грома. – Это было прекрасно.
Соларо какое-то время молча стоял, впитывая силу.
- Ты говорил, что сирена может заворожить любого своей Песней.
- Да, почти.
- Кто им не поддается?
- Большинство Высших почти всех древних рас. И те на ком их печать или богов.
- То есть они могут заворожить молодого дракона?
- Да вполне, но не факт что они с ним справятся. Хотя твоя песнь может подчинить даже Высших. Ибо ты более совершенен, чем морские певцы. – протянул серый.
- Тогда почему ты, Грицце, столь спокоен? Почему ты все это время радом со мной?! Ты хоть понимаешь, что могло бы случиться? – сердце Соларо сжалось.
- Ах, мой друг, неужели ты узнал, что-то чего не рассказал тебе я? – по губам Грицце скользнула улыбка.
- Кто ты? Откуда в тебе столько силы? – вопрос потонул в шуме дождя.
Серый лишь удрученно сгорбился. Рот беззвучно произнес слово, но за потоком воды, падающим с неба, не было видно.
- Albeneos…

- Соларо, Соларо! – к золотому подбежал сверстник. Ярко красные волосы огонь на дне зрачков. Красный пламенный дракон Ардорис.
- Да? Что то лучилось? – Соларо медленно обернулся нему.
- Ты не представляешь! – возбужденно проговорил Ардорис. – К Верховным пожаловало посольство! И ты знаешь от кого? – глаза его восторженно сияли. – От сирен!
Золотой вздрогнул всем телом. В глубине живота поселился страх.
- А главой у них младший брат их повелителя… - красный что то говорил дальше. Но Соларо уже не слушал.
Так вот что это значило. Это странное ощущение утром - словно в груди звучит музыка. И то что Грицце избегает его с последней Песни. Неужели он…
Со сдавленным рыком Соларо двинулся на поиски серого.

***

- Дитя, что ты здесь делаешь? – бархатный глубокий голос позади заставил Грицце вздрогнуть.
- Лорд Салис. – серый низко поклонился, что бы скрыть выражение глаз, но сирен все же заметил отголосок довольства. – Я прошу прощения. Не ожидал, что мое пребывание здесь может кому-то помешать.
- Ты знаешь меня дитя? – Салис приподнял правую бровь.
Молодой дракон невольно залюбовался им. Младший брат повелителя сирен был необычайно красив, даже по меркам своего народа. Высок, с атлетичной, но не массивной фигурой, гибкий, словно подводное течение и такой же сильный, точеные черты лица, прямой нос, острый подбородок, большие глаза без белка будто бездонная пропасть наполненная водой, темно синие волосы крупными локонами падают на спину и обрамляют лицо, чувственные полные губы, которые несомненно могут подарить много наслаждения. Да несомненно он великолепен, даже без своих чар.
- Может быть сам представишься? – в голосе сирина слышалось удовольствие от того какой он произвел эффект на серого. – Или позволишь мне выбрать себе имя?
- О. Это будет занимательно. – серые глаза смотрели заинтересованно.
- Хм… - Салис был заинтригован этим мальчишкой. – Тогда… может быть Инис?
Сирен окинул оценивающим взглядом дракона. Серые волосы, серые чуть раскосые глаза, бледная кожа, тонкие черты лица, немного пухлые сиреневые губы, будто он замерз, да еще в сером балахоне, скрадывающем фигуру, мальчишка казался клочком тумана…
- Да, определенно Инис. – скользнув к дракону в плотную Салис, прошептал. – Инис тебе говорили, что ты красив?
- Вы говорите странные вещи, Лорд. Хотя… Это только драконы оценивают красоту по уровню силы. Чем сильнее тем прекраснее. А поскольку я рос среди драконов, будучи одним из них, то не слышал подобных комплиментов. – задумчиво произнес серый.
- Ах, ты просто великолепен. – сирин взял пальцами подбородок Грицце. – Позволь мне попробовать тебя. – Салис уж ощущал дыхание дракона на своих губах, как:
- Не стоит, Лорд Салис. – тихий голос и мягкая улыбка. – Я не достоин столь великой чести.
Сирин нахмурился. Его чары не сработали? Хоть он и отпустил только мизерную часть своей силы, но этого должно было хватить. Особенно для столь молодого дракона, не разменявшего еще первой сотни.
- Вы услышали зов? – Грицце аккуратно отвел когтистые пальцы от своего лица.
- Эту Песнь пел ты? – Салис удивленно отпрянул
Оракулы сирен услышали зов восемь дней назад. Несколько дней ушло на расшифровку и определение места, откуда он исходил. Эта Песнь была настолько сильна, что не могла не заинтересовать Повелителя. И к тому же она была на грани… Необученный сирен опасен в первую очередь для себя. Но этого явно обучали, точнее приручали. И не было даже речи о том, что бы проигнорировать этот Зов.
- Нет. Эту Песнь исполняли для меня. – серый печально улыбнулся.
- И ты еще… - Салис снова всмотрелся в дракона. Но только и смог подметить, что его глаза необычайно мудры для такого возраста. – Ты знаешь, кто ее пел?
- Да. Именно я позволил ее вам услышать. – Грицце устало вздохнул.
- Зачем?
- Ему нужна помощь. Я не могу сдерживать его вечно. А обучить тем более. Мне и так довольно долго пришлось ждать, пока он не наберется силы для того, что бы вы его услышали.
- Как долго?
- Почти год. С его первой Песни.
- Ты пережил его Первую Песнь?! – сирен был в шоке. Только сильнейшие и опытнейшие из его народа могли быть рядом во время Первой Песни.
- Да. Мне многого это стоило. Но я не мог допустить, чтобы его раскрыли. Его могли уничтожить…
- Зачем это надо было тебе? – Салис задумчиво прикусил губу.
- Этому миру нужен Левиафан – душа океана. – серые омуты глаз стали глубокими
- Откуда ты знаешь про это? – сирен еле сдерживался, что бы не убить дракона, который слишком много знает.
- Салис успокойся. – длинные тонкие пальцы коснулись щеки. – Вы должны забрать его отсюда, иначе он погибнет. А моя смерть может навредить. Вдруг Верховные воспримут ее как оскорбление? Хотя…
- Инис, кто ты? – сирен устало подался ласке.
- Серый дракон. – Грицце мягко отвел темно синюю прядь волос с лица Салиса. – Его имя Соларо, золотой дракон. И он воистину прекрасен. – сиреневые губы тронула светлая улыбка. – Мне пора. Позаботьтесь о нем.
Легкий шорох мантии сменился шелестом крыльев. Воздушная волна толкнула посла в грудь, но он устоял на ногах. И проводил взглядом полным желания серого дракона парящего в небе.

- Соларо. – голос верховного Хранителя Печатей гремел. – Ты еще не обрел своего рода, так как еще не достиг своего совершеннолетия по нашим законам, но ты уже совершеннолетний по законам морского народа, сила которых заключена в твоем теле. Дабы жить тебе ты должен обучиться контролировать эту силу и когда придет время, ты вернешься к нам для того что бы обрести свой род…
Голос гремел. Но золотому было не до него. Рядом стоял Салис и держал руку на его плече. В его глазах дракон видел поддержку, но… Но рядом не было Грицце.
Соларо так и не смог с ним встретиться. Серый ускользал будто туман.
На губах было чувство горечи. Золотой думал, что его предали. Единственный друг, единственный кому он мог доверять…
Пальцы на плече сжались. И тихий голос прозвучал в голове:
« Это не предательство. Если бы он этого не сделал, то ты бы умер. И погубил бы всех кто рядом».
« Так может он просто боялся за себя?»
« Э, нет. Он тот кто был рядом с тобой во время твоей Первой Песни и выжил. Кому-кому, а ему не чего было бояться. Не мучай себя. Хочешь ненавидеть его - ненавидь. Потом ты поймешь…»
- …отправляйся.
Соларо должен был сказать благодарственную речь и воздать хвалу Верховным, но в горле застрял комок и он, резко развернувшись, зашагал к выходу из зала.
Очнулся он только на том самом мысе, где пел во время бурь. На самом краю сидела хрупкая фигура. Серые одежды трепетали на ветру. Сделав несколько шагов к ней, золотой остановился.
- Спой мне, Соларо… - тихий шепот, на грани слышимости.
Песнь дракона лилась по камню вводу. Она была печальна как увядание цветка, но все же прекрасна.
Салис, стоявший чуть позади золотого дракона, чувствовал, как по его щекам катятся слезы, как перехватывает дыхание от непроглядной СЕРОЙ тоски.
Последний звук замер в воздухе кристалликом льда.
- Прощай. – тихая грусть в голосе.
- Нет. – Соларо тряхнул головой. – До свидания.
Сирен и золотой дракон ушли. А их провожали абсолютно сухие, но такие печальные радужно красные глаза с рубиновыми искрами на дне.


Пламя.


- Грицце! Серое отродье, где ты шлялся?! – Ардорис со всего размаху влепил сверстнику пощечину. – Соларо здесь нет, и тебя не кому больше прикрывать… - пламенный оскалился.
Грицце смотрел на него абсолютно спокойно. Новая оплеуха заставила его упасть, и он так и остался сидеть на холодных каменных плитах. Ардорис подскочил к нему и схватив за длинные волосы потащил к обрыву.
Они находились в тренировочной зале. Если точнее это была огромнейшая терраса имевшая правильную прямоугольную форму с выходом на море… правда в метрах сорока над ним. Удобно для драконов – сразу можно было расправить крылья и взлететь. Но крайне опасно для людей и человеческих ипостасей.
- Мы должны сегодня летать. – прошипел пламенный. – И я лично отправлю тебя в полет.
Один рывок и вот тело летит на встречу волнам. Огненные глаза провожали хрупкую фигуру с некоторым недоумением. И только на мгновение их глаза пересеклись, как раз перед тем как Грицце поглотила волна.
Ардорис взвыл, и прыгнул за серым, бросая перед собой вязь поискового заклинания. Но ответ так и не пришел. Драконы хорошо плавают, хотя и не любят этого. Он искал сверстника около полу часа, даже понимая, что уже поздно – вода бы не смогла укрыть от него живое тело. Это значит Грицце мертв… Ударив крыльями по воде пламенный дракон взмыл в воздух и только тогда заметил тело на камнях, лежащее в странной изломанной позе. Если бы не совершенное зрение то Ардорис так и не заметил бы его – серый балахон так хорошо сливался с прибрежными камнями…
Молодой красный дракон спикировав цопнул безвольное тело лапами и взмыл вверх. Вернувшись обратно на тренировочную террасу, он сменил ипостась и задумчиво взглянул на серого лежащего у ног, глаза которого были широко раскрыты и в них плескалась какая-то запредельная боль.
- Сorvinus… Сorvinus… - шептали посиневшие губы.
Тело Грицце свела судорога. Он застонал и прокусил губу. Свернувшись калачиком, он пытался унять дрожь, но сведенные мышцы все равно причиняли боль.
- Эй, отродье… - неуверенно окликнул его Ардорис. – Отродье, что с тобой?
Серый с трудом посмотрел на него. Во взгляде, подернутом поволокой, он увидел туманную бездну.
- Иди ко мне… - хриплый шепот и протянутая рука.
Сам не зная почему, пламенный подчинился. И как только холодные длинные пальцы обвили его запястье, он почувствовал как проваливается в темноту.
…Тихая песня лилась отовсюду. Они наполняла его душу счастьем, а тело силой. Энергия бежала по венам искристая, чистая… это было упоительно. Но тихий голос позвал, и ему нельзя было противиться, просто не возможно…
- Ардорис, Ардорис, вернись. Приди в себя.
Нежные руки аккуратно перебирают его волосы, это так приятно. Холодная ладонь гладит по щеке…
- Пламенный, хватит… Вернись.
Красный дракон распахнул глаза. И увидел перед собой бледное лицо в обрамлении серых волос. Его голова уютно лежала на коленях Грицце и именно его руки с такой нежностью гладили его по волосам.
- Ты что себе позволяешь, тварь?! – вскакивая, зашипел Ардорис. Тело было невероятно легким и отдохнувшим. А еще эта Сила струящаяся по жилам.
- О. Ты пришел в себя. – серые глаза смотрели устало, под ними залегли глубокие тени. – Мне надо идти… Да и тебе тоже.
Грицце встал и сделал несколько неуверенных шагов. Его шатало, в изнеможении он оперся одной рукой на стену зала. Пламенный услышал судорожный всхлип-вздох. Еще несколько шагов и серый начал оседать, но был пойман сильными руками.
- С тобой столько проблем, отродье… - раздраженно процедил пламенный, перехватывая тело, так что бы было удобнее нести, мельком заметил, что серая мантия уже сухая, а сам сверстник очень легкий и тщедушное тельце бет мелкая дрожь.
Пока он нес серого в лазарет, сквозь ткань одежды он ощущал холод, исходящий от него. Ардорис не любил холод, Ардориса раздражал этот немощный… но почему же он не смог противиться его голосу, когда тот позвал?
Сдав бессознательное тело целителям, пламенный ловил на себе восхищенные взгляды. Он привык к ним. Он был великолепен. Сильнейший пламенный за последние три кладки…
- Ардо! – окликнул его сверстница аметистовая Виолетта. – Где ты пропадал?
- Случилось непредвиденное… - буркнул в ответ красный.
- Ни чего серьезного я надеюсь? Тебя же в связку с Грицце поставили… - она презрительно сморщила носик.
- Да. Ни чего страшного. – уже спокойно ответил Ардорис.
- Ммм… Это хорошо. – драконица завлекательно улыбнулась. – Тебе так идет эта прическа. Ты раньше ее не делал. Ты вообще не заплетал волосы, а ходил с распущенными как Соларо.
От этого имени пламенный дернулся. Но потом пришло осознание – прическа? Он рванул в свои покои, где во всю стену было зеркало. Его волосы были аккуратно заплетены у висков и чуть выше – будто образуя четыре гребня. И скреплены на затылке шелковистой тканью, а остальная масса волос подала свободно на спину. Зарычав Ардорис сорвал с головы серую ленту, которая тут же истаяла клочком тумана. Но плетеные косы-гребни и не думали распадаться. С досадой красный отметил что ему и в правду так лучше…
- Грицце… - прошипел пламенный, запуская руку в волосы.

***
- Куро! Куро! – мелодичный голос доносится как через толщу воды. – Куро, ящерица безмозглая, очнись!
Хлесткие пощечины, от которых горят щеки, заставляют осознавать реальность. Он почти проснулся, почти. Тихий зов, больше похожий на плачь. Этого не может быть!
- Эй! Ты снова с нами? Или еще нет? – красивое лицо перед глазами обретает четкость.
- Каин? – потрескавшиеся губы шевелятся не охотно.
- Я. – кивает демон. Серебристые глаза смотрели внимательно и встревожено. – Что произошло?
- Поиро… произошло? – еле справился со своим горлом дракон.
- Да. Представь, себе произошло. Меня выдернуло с совета сообщение о том, что в моем имении что-то происходит. Я лечу сюда со всех крыльев и что я вижу?! Щиты трещат, как ментальные, так и магические, и распирает их изнутри! Я полтора часа не мог проникнуть в замок. А когда проник, мне докладывают – слуги в стазисе, маги в обмороке, оракул в ментальной коме, а дракон спит! Какого хрена тут произошло?! Чего ты тут натворил ящерица летающая?!
- Я не… - глаза дракона распахиваются в безмерном удивлении. – Я слышал зов. ЕГО зов… но этого не может быть.
- Его, его… - демон вздрагивает, а его губы неудержимо расползаются в улыбке. – Он вернулся! Куро, ты понимаешь, что…
- Я не уверен. Каин, и не уверен! Прошло слишком много времени. Мир начал меняться. – дракон горестно вздохнул.
- Мир начал меняться потому, что ЕГО не было. А ты один не много то можешь сделать.
- Я же сказал - я не уверен! Это могло быть что угодно!
- Это он. На совете сказали – сирины воспитывают левиафана. – демон грациозно присел на кровать. Длинные пальцы зарылись в густую, черную, массу волос дракона. – Да, и наши оракулы чувствуют дыхание первородного огня. Так что тебе не показалось…
- Столько лет… - из глаз Куро катились слезы. – Я отчаялся… Если это не правда, я не переживу…
- Не смей так говорить! Ты Черный Дракон! – в голосе Каина были слышны нотки паники. – Ты не можешь оставить этот мир! Только благодаря тебе за эти пятнадцать столетий мы не канули в бездну. Даже боги ушли из этого мира, оставив его медленно умирать. Но если он вернулся, то…
Он не договорил, увидев как скривилось лицо друга.
- А-аль… - простонал дракон.
Демон притянул Куро к себе и обнял. Он понимал как тяжело дракону – после полутора тысяч лет одиночества, появилась надежда.

***
- Грицце! – пламенный почти рычал. – Ты опять опоздал!
- Чем ты так провинился перед наставником, что тебя ставят со мной в пару вот уже четвертый раз? – серые глаза полны участливого сочувствия.
Ардорис скрипнул зубами. Не говорить же этому недобитку, что он сам выбрал его себе в напарники.
- Зачем? – тихий голос.
Зачем… да он и сам не знал зачем. Что-то тянет его к серому отродью. Будто железо к магнитной руде.
- Нельзя, пламенный, не поддавайся. – в тихом голосе мольба.
Он старается. Но не видит причин избегать влечения.
- Пламенный, не надо. – всхлип на грани слышимости. – Я и так чуть не инициировал тебя. Первородный огонь так тяжело контролировать.
Первородный? О! он бы смог договориться с ним. Его не надо контролировать – с ним надо сотрудничать. Он имеет свою душу. Он прекрасен и достоин восхищения.
- Ты так думаешь? – слабая надежда ,и голос становится звонче.
Конечно. В его жилах тоже бьется пламя. Оно же горит в его сердце. Пламя… огонь… все это составляет его суть.
- Тогда позволь мне… - голос Грицце и его глаза, это все что успел запомнить красный пламенный Ардорис перед тем как его поглотила тьма.

Рев пламени вокруг. Нестерпимый жар. Раскаленный воздух. Грицце застыл по среди моря беснующегося огня. На руках он держал пламенного, который смотрел вверх широко раскрытыми глазами. Серый аккуратно положил тело Ардориса прямо в жидкий огонь и, наклонившись, поцеловал его в лоб, мазнув белыми волосами по лицу, красного дракона.
Ардорис наблюдавший все это будто со стороны увидел, как по его телу прошла дрожь, и над сердцем расцвел цветок синего огня. Пламенный увидел как меняется сменяя ипостась. Огонь вокруг радостно взревел и окутал красного дракона жарким коконом. Сам Ардорис не понимал, что произошло, но, встретившись взглядом с радужно красными глазами, услышал молящий шепот.
- Пожалуйста, пусть это будешь ты… Пожалуйста…
А потом он танцевал с пламенем, он растворялся в нем, становился им… Он бушевал в лесах, пожирая деревья, он согревал путников, весело потрескивая хворостом, он тек в недрах земли и вырывался потоком наружу, и трепетал на кончике свечи в темной комнате.

Грицце сидел на краю жерла вулкана. Серый балахон обгорел, босые ноги покраснели, белые волосы и бледное лицо покрылись слоем копоти и сажи. Но он сидел и неотрывно до боли в глазах всматривался в бурлящий поток лавы внизу. Он ждал и надеялся. Тихие слезы калились по его щекам – все же он не должен был этого делать. Грицце сам подтолкнул пламенного мальчишку к первородному огню, и не важно, что он себя тогда не контролировал. Он напоил Ардориса чистой силой пламени. Надо было остановиться, надо было уйти… Но рано или поздно мальчик бы умер, не справившись со своей потревоженной сутью. Поздно сожалеть. Этому миру нужен огненный элементаль, так же как и левиафан морей.
Огненное озеро вспенилось и из него вырвалось длинное гибкое тело дракона со шкурой всех оттенков пламени… Он справился.
На лице Альбиноса расцвела счастливая, чуть безумная улыбка. Он протянул руки замершему перед ним элементалю.
- Спасибо… - сознание кануло во тьму.

Шум прибоя и промозглый ветел напоенный соленой водой. Но ему совсем не холодно. Ему тепло и уютно. Открыв глаза Грицце обнаружил себя на коленях пламенного, Ардорис нежно прижимал его к своей груди. Дрожащей рукой серый провел по щеке полностью инициированного огненного элементаля. Тот только внимательно смотрел в ответ.
- Спасибо тебе. – прошептал серый. – И… прости.
Ардорис только покачал головой и, поймав руку Грицце, поцеловал ладонь. Серый вздрогнул и теснее прижался к пламенному. Хрупкое тело дрожало. Элементаль укачивал в своих объятиях своего сверстника, в чьем теле было заключен древнейший разум и часть души этого мира.
- Грицце. – спустя какое-то время позвал пламенный. – Грицце…
Серый напрягся и с силой вцепился в свои предплечья.
- Эй, отродье… - с насмешкой позвал элементаль.
- Ри? – серые глаза смотрели напугано и выжидающе.
- Ри? Мня так еще ни кто не называл… - хмыкнул Ардорис. – Я дарую это право только тебе, отродье. И еще…
Грицце сжался, будто в ожидании удара.
- … я хочу что бы ты заплел мне волосы.
А в груди тихо мурлыкал и переливался всеми оттенками уютный первородный огонь, снова обретший воплощение, пристанище и друга.

***

Каин схватился за голову – виски будто пронзила раскаленная игла, а кровь вскипела. Когда боль немного схлынула он выдохнул:
- Первородный огонь… - еле сфокусировав взгляд на обеспокоенном лице Черного Дракона. – Он инициировал огненного элементаля.
- Что?.. – Куро осел рядом с демоном. – Как?..
- И это один из драконов. – уверенно заявил Каин. – Он куда-то спешит? Так раскидываться силой…
- Он просто не может держать ее в себе. – поджал губы дракон. – Его тело всегда было слабо… но ему только три месяца. Как он смог инициировать элементаля?
- Ты ошибаешься… Это ты услышал зов три месяца назад. А левиафан появился больше полугода назад.
- Тогда почему я его не чувствовал?
- Может потому, что он этого не хотел? Да и Зов был рассеян, и если бы не мой оракул, ты бы его не услышал… - Каин охнул. – Неужели он изначально…
- …хотел умереть?
Демон и дракон шокировано уставились друг на друга.
- Он хочет передать всю свою силу другим, что бы больше не рождаться?! – Каин сжал кулаки.
- Но он не сможет. – Куро устало откинулся на спину. – Он может отдать силу стихий, он может избавиться от памяти, но он не сможет избавиться от своей сути и забыть чьей душой он является. Он чего-то боится.
- Наверное, того что снова уйдет оставив все на тебя. – демон слабо улыбнулся. – Он хочет создать тебе помощников. Перед тем как что-то случится. Но я не понимаю – чего он может бояться?
- Игнис все еще жив… - радужные омуты глаз полыхнули яростью.
- К-как? Он же не… - Каин запнулся.
- Нет. Он не хранитель. Но… - черный судорожно вдохнул. – Я не говорил как погиб Аль?
- Ты всегда уходил от темы. Только сказал, что это сделал Игнис.
- Тогда случился прорыв. Аль отправил меня, его закрыть, напитав силой под завязку, это был почти больно. Только позже я понял, что он успел что-то во мне изменить. Когда я вернулся то нашел только его тело… точнее, то что осталось. Игнис сожрал его сердце, печень, глаза…руки и отрезал волосы. Я спросил стены нашего Храма, они показали мне все, что происходило там. – на высоких скулах проступили черные чешуйки, волна силы вырвалась из тела дракона. – Я видел, как Игнис насиловал его, как терзал его тело, раз за разом… раз за разом, снова и снова. Он рвал его тело на части, удовлетворяя свою животную похоть и пожирал его. Таким образом, он получил часть силы Альбиноса.
- Почему ты не убил его? – прошипел демон.
- Я… я не могу. Это то что сделал со мной Аль. Он знал… он все знал. И что придет Игнис и то что я захочу его убить… но это не значит что я не пытался. - Куро закрыл глаза. – Именно после одной из таких попыток ты нашел меня.
- Игнис настолько силен, что смог тебя так отделать? – задумчиво протянул Каин, явно выстраивая какую-то схему у себя в голове.
- Нет. На мне были те раны которые ему нанес я. Они вернулись ко мне… но за то с каждой попыткой сила Альбиноса в нем гасла. И если Аль вернулся, то он снова может…
- Мы отправляемся вечером. – заявил демон и поцеловал дракона в сжатые губы.
- Куда?
- Сначала к сиренам, за тем к драконам. Мы должны забрать Альбиноса прежде чем...


@музыка: сдавленные ругательства выжатого муза.

@настроение: маньячно-романтишное...

@темы: оридж

URL
Комментарии
2010-12-03 в 21:29 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
Альбинос.

Игнис метался по своему кабинету. Что-то происходит прямо под его носом. И он не может понять что. Потоки силы вьются вокруг. Но прорицатели молчат, они обще закрылись в своей цитадели и не высовывают носа наружу.
А еще этот левиафан! Он мог бы подумать, что тут поработал проклятый, но сила сирена в теле золотого дракона это всего лишь случайность. Причиной которой он сам - не надо было убивать этого шпиона пытавшегося выкрасть яйцо прямо у кладки. Но тогда бы все узнали…
Нет! никто и никогда не узнает причину падения Света и Тени! Эти двое не хотели делиться силой и возгордились! Он, Игнис, их покарал. Особенно этого белого ублюдка. О, да-а-а… он его наказал. Но эта сука так и не проронила ни звука, ни стона.
Верховный Хранитель зарычал, вспомнив глаза Альбиноса. Эти рубиновые озера скорби и всепрощения! Лицемер! Он подгреб под себя силу стихий и силу мира. И поплатился за то, что не захотел делиться, за то что не увидел в Игнисе достойного.
Пламенный помнил как пришел в Храм дождавшись пока Корвин отправится закрывать прорыв. Хрупкая фигура в белом у алтаря, в огромной зале и тихий шелест-шепот:
- Ты все-таки пришел. – усталый вздох. – Как жаль…
- Ты боишься меня Белый?! – Игниса распирал торжествующий смех.
- Нет. Я жалею тебя. И скорблю по твоей сути, которую ты потерял…
- Ты слаб, Белый! Это тебя надо жалеть! Ты даже себя защитить не можешь! Что уж говорить о МИРЕ!
- Вот как ты это видишь? – Альбинос вскинул брови. – Скажи мне, а способен ли кувшин, хранящий воду, выпить ее?
- Мне не до твоих загадок! – отмахнулся пламенный. – Я пришел за силой.
- Силой первородного огня? Или же?..
- Мне не нужны эти жалкие крохи! – Игнис мгновенно оказался рядом с белым драконом. – Я заберу ВСЕ!
- Я повторюсь – мне тебя жаль…
Последнее слово смазалось из-за сильного улара пол лицу. Альбинос упал на алтарь. Игинс схватил его за волосы и дернул к себе. Рубиновые глаза светились, но не понять чувств, что в них мелькали.
Пламенный содрал белую мантию с Альбиноса. Ему нужны его печень и сердце… но, увидев худое бледное тело, которое буквально светилось от силы, что в нем заключена, Игнис потерял контроль… Он входил в него и вгрызался в его плоть, насаживал безвольное тело на свой член, когтями раздирая нежную плоть…
Очнулся только, когда с урчанием слизывал со своих пальцев радужную кровь Белого Дракона. Изломанное и покалеченное тело, которого у его ног смотрело в купол храма пустыми глазницами. Но волосы Альбиноса продолжали сиять нестерпимой белизной. разметавшись по гранитному полу. Не слишком понимая, что делает будущий Верховный Хранитель, собрал их в кулак и одним движением острого когтя отрезал их ,и поднеся к лицу, вдохнул призрачный аромат силы…
Горячая пульсация в паху заставила вынырнуть Пламенного из воспоминаний. С тех пор ни кто так и не смог удовлетворить желание Игниса в полной мере. Подойдя к стеллажу, он одним махом сдвинул его, открывая маленькую дверцу. Приложив к ней ладонь Верховный, призвал свою силу, и открывая вход в темный коридор. В конце, которого была небольшая комната, сплошь оббитая белым полотном, а в центре стояла шкатулка. Нервным движением отбросив хрустальную крышку, Игнис уставился на стеклянный сосуд, в котором покоились два рубиново-красных глаза. Пробежав по гладкой поверхности пальцами, пламенный вцепился в белую массу волос тугим жгутом свернутую рядом. Поднеся ее к лицу, он совсем как тогда, в храме, начал жадно вдыхать этот иллюзорный аромат. Свободная рука скользнула к паху и, проникнув под складни одеяния, начала неистово ласкать вставшую плоть. Игниса уже не держали ноги, и он сделал пару шагов к стене, длинные белые волосы выскользнули из шкатулки в след за ним. Содрав с себя мешающийся красный балахон, Пламенный провел шелковистой сияющей массой по телу и, намотав на кулак, снова обхватил член… Он кончал раз за разом, трахая свой кулак, обернутый нестерпимо белыми волосами, которые ни что не могло испачкать.

URL
2010-12-03 в 21:30 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
***
Ардорис тихо млел под прикосновениями холодных пальцев к голове. Серый аккуратно заплетал его волосы, собирая в очередную причудливую прическу. Огненный элементаль пользуясь памятью первородного огня многое узнал об Альбиносе. Восхищение, обожание, жалость, страх – все эти чувства и многие другие переплелись в его душе, но одно он выделил отдельно: желание защищать. И первородный согласно мурлыкал в его сердце – ему совсем не понравились столетия ожидания.
- Гицце…
- М?
- Соларо, он знает о тебе? О том кто ты?
- Не-ет, - протянул серый. – Его инициировал не я. Я только показал путь к морю и дал ему возможность петь. Может он и догадывается о чем-то, может что-то показала ему вода, но ты единственный кто знает точно.
- Это плохо. – элементаль чуть повернул голову.
- Ри?
- Я не… не смогу обеспечить тебе должную защиту. Первородный огонь многое мне показал, но некоторым вещам мне все равно придется учиться, а учителей, кроме тебя у меня нет. – Ардорис мягко взял руки Гирцце в свои.
- Скоро будут. – беспечно улыбнулся тот.
- А подробнее?
- Демоны. Скоро прибудет их делегация. Они почувствовали, что ты появился. И скоро заявятся, что бы забрать тебя. Они единственные кто могут обучить тебя в полной мере.
- Что?! – элементаль вскочит на ноги. – К-как?
- Что как? – серый хлопнул ресницами.
- Ты… Я не могу оставить тебя.
- А тебя ни кто и не спрашивает, можешь или нет. – тон Грицце стал жестким. – Ты должен стать полноценным элементалем! Иначе все зря…
- Но как только они поймут кто я, точнее как им стал, то начнутся поиски Белого Дракона. И ты можешь пострадать.
Грустная улыбка в ответ.
- Моя защита не твоя задача. Ты должен нести в себе огонь этого мира. Я, конечно, не успел всего, что хотел в ЭТОЙ жизни, но сделал больше чем достаточно. Ты и Соларо, вы должны помочь Корвину...
- А как же ты? – Ардорис потерянно смотрел на Альбиноса.
- А что я? Я по сути своей бесполезен. Только и могу, что вызывать жалость. Я был сосудом, но меня разбили, и все что осталось это осколки. Ты часто обращаешь внимание на осколки разбитой посуды?
- Но первородный говорит, что суть Альбиноса не измена, даже после смерти. – элементаль еле сдерживал бушующий в груди огонь.
- Он говорит правду, но это после смерти, которая пришла за тобой как друг. Меня убили, Ри. – горький вздох. – Вырвали сердце и печень, поглотив их… Я помню каждое мгновение. Глаза он извлек последними.
- Этого не может быть! Ни кто не посмел бы поднять руку на Свет этого мира!
Холодные пальцы коснулись висков.
- Я покажу тебе, Ри. Позволь мне поделиться своей болью и своим страхом.
Безумие боли, беспросветной, дикой. Она впилась своими клыками в его естество и даже огонь не мог сжечь ее. Больно, больно, больно… Секунды боли, вечность БОЛИ!!!
Ардорис лежал на полу его рвало ,все тело сковала судорога. И тихий шепот, что ему не было показано и десятой части, того что происходило в тот день в Храме. От этого становилось еще хуже. Альбинос ни когда, ни чего не забывает, именно это является залогом его мудрости. Элементаль думал, что это удобно, но какое же это проклятие на самом-то деле.
- К-кто такой Корвин? – еле выдохнул он.
- Я расскажу тебе позже. Сейчас тебе нужно придти в себя. Прости. Прости меня за это. Я не хотел, что бы это было так… Я не хотел, что бы ты почувствовал это настолько сильно.
- Не извиняйся… - Ардорис взял себя в руки. – Альбис, со временем я заберу всю твою боль. Я об…
- Ш-ш-ш-ш… не надо. Мне хватает того что ты рядом. Это даже больше чем я смел мечтать. – серый помог элементалю подняться. – Пойдем, тебе надо отдохнуть. И мне понравилось как ты меня назвал – Альбис… Красиво. Но сейчас мое имя Грицце и ни как иначе.
Темная пещера пол, которой покрыл песком и сухой травой, заменяла Ардрису комнату. Он предпочитал находиться в форме дракона большую часть времени. Но чем ближе он становился с Грицце, тем чаще оставался человеком. А после инициации вообще сократил количество превращений до минимума – его тело теперь очень отличалось от остальных. Хорошо хоть на человеческой ипостаси это ни как не сказалось. И пришлось отыскать какой-то тюфяк, так как спать на полу было не удобно, но все же элементаль сделал это больше не для себя, а для серого – слишком уж тот был слаб и хрупок. Если Ардориса согревал внутренний огонь, то Грицце постоянно мерз. Его руки всегда были холодными, а губы почти синие. И его часто била дрожь… Вот только элементаль не понимал чем она вызвана – холодом или страхом. В такие моменты он прижимал к себе серого, стискивал до хруста в ребрах, и не отпускал. И сейчас Ардррис поступил так же. Правда так и не понял кого он хотел успокоить больше себя или Грицце. Лежа на тюфяке в темной пещере, слушая тихое дыхание серого.
- Корвин - это Черный Дракон?
- Да.
- Расскажи о нем.
- Оу… ну, я не знаю, какой он сейчас, прошло довольно много времени, и он мог сменить приоритеты. Но тогда он был воплощением благородства и силы. Он стремился защитить меня от всего. И я пытался быть достойным его защиты и тех чувств, что вызывал в нем. Корвин, наверно, единственный кто меня не жалел. Он просто был рядом… Он был частью меня, точнее мы части одного целого. Вот только я несколько ущербная часть. Но он ни когда не попрекал меня в чем либо. И если случались пробои, то с готовностью шел на все что бы его ликвидировать. А я… я ни чем не мог ему помочь. Я только и мог, что напитать его силой и дать пару советов, но не мог прикрыть ему спину, когда он сражался в одиночку. Я даже не мог обеспечить мир приемлемыми хранителями ему в помощь. Тогда просто не было ни кого кто смог бы выдержать этот груз. Но каждый раз Корвин возвращался в наш Храм с улыбкой на лице и благодарностями за мою помощь. И я чувствовал, что он искренен. И я чувствовал себя нужным, одновременно понимая, что не смогу без него. Когда случился прорыв в ментальном плане и чужая воля нашла себе носителя, даровав ему знание, все что я смог сделать это заключить паразита глубоко в себе. Но я не смог уничтожить знание. И пришлось выбирать – я или Корвин. Суть знания была такова – убив одного из нас убийца получает силу. Вот только если бы убили Корвина, то это была бы правда, в моем случае лишь отчасти. Я всего лишь сосуд – разбив меня, проливаешь силу, что я в себе храню и можно впитать в себя малые капли. Однако же Корвин тот, кто может использовать силу и, убив его можно получить неограниченные возможности. И я эгоистично выбрал… Я бы не пережил потери. И оставил Корвина жить, зная что он будет страдать. – горький вздох.
- По твоим словам выходит, что он сейчас жив.
- Да. Он жив. Перед тем как проводить его в последний раз я отдал ему большую часть силы, что хранил, и немного изменил суть Корвина.
- Ты не показал мне кто тебя убил. Или сам не знаешь?
- Знаю. Отлично знаю. Просто… я не хочу, что бы ты совершил какой-нибудь необдуманный поступок.
- А Корвин? Он же, наверное, хотел за тебя отомстить?
- Да. Хотел. Но и этого я ему не позволил. – Грицце спрятал лицо в ладонях. – Если бы он убил, то потерял бы основу своей сути. Такова его природа. Он может вершить правосудие, наказывать, сражаться, но не мстить. Это разрушило бы его. Я…я просто не мог этого допустить. Получилось бы ,что все равно я виноват в его гибели. И если мне позволено перерождаясь помнить, то Корвин рождается заново как личность, имея из прошлой жизни лишь суть и основу. Я же неизменен… был.
- Был? – элементаль поцеловал тыльные стороны ладоней серого.
- От Альбиноса во мне осталась только личность и куски основы. Суть Хранителя разбита и не может быть восстановлена. – слабая улыбка на сиреневых губах. – Но за то я нашел тебя и Соларо. Я не жалею. Ни о чем.
- А Корвин знает?
- О вас? Узнает. Так или иначе. Он узнает.
- Не о том! О том, что случилось. О том что, ты принес себя в жертву. И что с тобой стало…
- Нет! – в обычно спокойном голосе слышна паника. – Нет! Не знает и не должен. Он не простит…
- Тебя? Не простит того, что ты защитил его? Или же себя? За то, что не смог защитить тебя? – Ардорис с силой отвел руки серого от лица, и завел их за голову.
Тихая паника и смятение на лице Грицце отозвались глухой болью в груди. Элементаль накрыл сиреневые губы своими, выпивая всхлип и отчаянный стон. Аккуратный посыл силы и Альбинос проваливаемся в сон. Подхватив его на руки Ардорис вышел из своей пещеры.
Изумленный возглас заставил элементаля досадливо поморщиться. Виолетта.
- Ардо? Что ты делаешь? – аметистовая с презрением уставилась на безвольного Грицце.
- А ты как думаешь милочка? – на лице пламенного расцвела порочная усмешка.
- А-а-а… - «понятливо» протянула драконица. – Ну и как он?
- Так себе… он нуждается в обучении. – скривился Ардорис, подтверждая мысли сверстницы.
- Может быть, я его заменю? – томно хлопнула глазами Виолетта. – Меня учить не надо.
- Ох, Летти, детка, в обучении то самая соль. – он окинул оценивающим взглядом девушку. – Но я подумаю.
- Подумай, подумай. Но не долго. Я не люблю ждать. – аметистовая облизнула пухлые губки и, покачивая, бедами удалась.
Элементаль со всех ног бросился к выходу из башни, под которой располагалась его пещера. Он бежал довольно долго, пока не очутился на другом конце острова. Ардорис нетерпеливо смотрел на небо, дожидаясь, когда оно, наконец, потемнеет. Когда ночь вступила в свои права, он сменил ипостась и взмыл в черное небо, извиваясь всем телом а его лапах тускло светилось силовое поле, в котором был заключен спящий Грицце.
Первородный огонь трепетал и рвался из груди, предупреждая об опасности. И элементаль решил спрятать Альбиноса. Пока не стало слишком поздно…

URL
2010-12-03 в 21:30 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
***

Игниса трясло. Он ПОЧУВСТВОВАЛ проклятого. Точнее отголосок его памяти. И это означало, что тот был где то рядом. Но как?! А, не важно! Главное он сможет снова пополнить запасы силы и вновь насладиться упоительным чувством обладания. Пламенный почти бежал в подземелья, где жили драконы из последнего выводка.
- Верховный… - потрясенно прошептала молодая драконица.
Он схватил ее за шею и прорычал.
- Кто еще здесь был недавно?
- А-ардо… Ардорис. – задушено прохрипела аметистовая.
Игнис вспомнил дракона с этим именем. Нет это не он. Не может быть он. Слишком силен.
- Кто еще?!
- О-он тащил куда-то серого… - фиолетовые глаза начали закатываться.
- Кого?
- Грицце. – Виолетта обмякла.
Верховный Хранитель откинул ее от себя. Но ни куда не ушел. Чувство исчезло, значит проклятый уже далеко. Но этот запах… еле уловимо этот запах здесь был. Тело скрутило почти болезненное возбуждение. Ингнис саданул рукой по стене, рассекая кожу, но запах собственной крови только усилил желание. Придется снова подниматься в свой кабинет. Тихий стон приходящей в себя девушки. А может и не придется… Схватив драконицу он вошел в пещеру где запах проклятого был ярче всего. Вытряхнув Виолетту из одежды пламенный аккуратно снял свою мантию и отложил ее дабы не испачкать. Легким пасом он заблокировал вход в пещеру и поставил звукоизоляцию – теперь им ни кто не помешает. Вдохнув полной грудью, Игнис дотронулся до аметистовых волос, и те выцвели, став почти белыми… почти. Тц. И так сойдет…
Ее крики, кровь, плоть – все это не то! Но ЕГО запах кружил голову…
Когда пламенный излился драконица была уже мертва. Но все еще теплая, так что все еще можно удовлетворить желание, не схлынувшее до конца.
Большая часть не маленькой пещеры была залит кровью. Но мантия Игниса осталась чиста. Накинув ее на себя, пламенный решил, что надо отправиться в личные купальни. А за тем объявить красного пламенного Ардориса в розыск за совершенное зверское убийство совсем еще молодой драконицы.

***

- Со-ла-ро! – пропел сирин прижимаясь к обнаженному плечу дракона. – Ну, Солнышко! Дай мне попробовать! Ну, чего тебе стоит, а?
- Нет. – упрямо мотнул головой золотой. – Это только моя память.
- Тц! Надо было украсть его поцелуй силой. Инис не выглядит тем, кто смог бы защититься. – Салис обиженно надул губы. – Кстати, как продвигается твое обучение? Я слышал твои песни – они идеальны. А как другой аспект?
- Не лучше ли спросить у тех, кто меня учит? Уж они-то дадут тебе четкий ответ. – Соларо ухмыльнулся.
- Я спрашивал. Но они все только мечтательно закатывают глаза, Игрин, почти кончила только лишь от одного вспоминая… - сирин завистливо вздохнул.
- Разве это не говорил за себя?
- Я хочу проверить. – Салис скинул легкий шелковый халат, под которым ни чего не было.
Соларо только улыбнулся. И провел рукой по груди сирена, задев ногтями напрягшийся сосок. Дракон притянул к себе гибкое тело и зарылся лицом в густые волосы, пахнувшие морем.
- Проверь. – мурлыкнул он, начиная песнь, которую не надо петь самому, эту песнь должно петь тело партнера.
Салис медленно терял над собой контроль. Этот мальчишка оказался сильнее чем он думал. Сила левиафана окутывала его, заставляя подчиниться, и плавиться под прохладно-нежными прикосновениями. Руки дракона гладили его тело, заставляя выгибаться и стонать, прося о большем, но Соларо только нежно целовал его шею, грудь, плечи. Оставляя без внимания самую нуждающуюся часть тела – член. Не выдержав Салис прижался к телу дракона и начал тереться о его обнаженное бедро – в своих покоях левиафин не утруждал себя ношением одежды.
- Нет, еще рано… - прошептал золотой и отстранил от себя сирена. Тот сдавленно взвыл и хотел вцепиться пальцами, украшенными впечатляющими когтями, в предплечья Соларо, но тот со смехом перехватил его запястья и завел за голову, с легкостью удерживая одной рукой. – Какой нетерпеливый… но такой красивый.
Голос наполненный силой возбуждал не меньше прикосновений. Он ласкал, проникая внутрь, и вибрировал где-то в глубине.
Салис закричал, когда пальцы дракона прошлись по всей длине члена, чуть надавив на головку.
- Не торопись Лорд. Впереди еще вся ночь и даже больше. Я буду лизать твою кожу и оставлять на ней засосы. Я буду покусывать твои соски и целовать твои губы. Буду ласкать твой член и дам кончить столько, сколько ты сможешь. Но как только ты кончишь впервые, я введу в тебя пальцы, и пока ты будешь оглушен оргазмом, я подготовлю тебя. А за тем войду в твое разомлевшее тело грубо без, смазки, одним толчком и ты будешь извиваться подо мной, будто тебя впервые имеет мужчина. Я не остановлюсь даже если пойдет кровь. Я буду входить в тебя снова и снова. И кончу глубоко в тебя… - эти слова Соларо прошептал в самое ухо сирена.
Не выдержав Салис кончил. На время он потерялся и выпал из реальности, нежась в сладкой истоме. Когда сирин пришел в себя то встретился с насмешливыми золотыми глазами и почувствовал, как в нем двигаются пальцы левиафана, которые он, в прочем, сразу вытащил, поняв, что Салис уже может мыслить.
- Я продолжаю, Лорд… - дракон вошел в него одним движением, как и обещал, без смазки, от пронзившей тело боли сирин застонал и попытался вырваться. Толчок, еще, и снова, искры боли сменились вспышками удовольствия. И Салис снова провалился в пучину наслаждения…
Сирин лежал на кровати в полнейшем изнеможении, хотя в теле бурлила энергия, подаренная драконом.
- Ты и в правду великолепен. За пол года достичь таких высот в любовных утехах…
- Салис, почему ты пришел ко мне? – голос дракона был глух.
- Потому, что хотел попробовать тебя…
- Врешь. Ты знал, что я подомну тебя под себя. – Соларо впился в сирена глазами. – Я ведь твой первый партнер который выступил в активной роли. Почему ты?..
- Какой же ты еще ребенок. – рассмеялся Салис. – У меня не было активных партнеров потому, что я не смог захотеть их настолько сильно, что бы принять. А вот ты мне приглянулся. И я захотел стать твоим.
- Насколько я помню, у сирен это равносильно признанию в любви. – левиафан смотрел удивленно.
- Так и есть. Но я все-таки сирен мое желание, и соответственно любовь, надо удержать. Если оно конечно тебе надо. – мужчина выгнулся и тихонько охнул от боли по ниже спины.
- Прости я был груб. Я не ожидал, что…
- Ни чего. Мне даже понравилось. Время от времени можно будет играть в «невинность», как ты думаешь?
- Да, можно будет и поиграть. – на лице Соларо расцвела улыбка.
- Вот и х-хо-р-ро-шо. – потянулся сирен, и расслабленно откинулся на подушки, но тут же напрягся, увидев, как изменилось лицо дракона. – Что?
- Грицце в опасности… - прошептал левиафан. – Море стонет. Оно боится его потерять.
- Собирайся, быстро! – соскочил с кровати Лорд Салис

URL
2010-12-03 в 21:31 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
***

Каин покосился на Черного Дракона. Тот нервно кусал губы, стоя на краю мыса, с которого хорошо просматривался остров драконов.
- Их там нет. – решительно заявил Куро. – Но я слышу запах крови.
- Где они могут быть? – демон досадливо поморщился.
- Я не знаю. Но Аль… спит. – удивленно ответил Куро. – Элементаль его где-то спрятал. И кажется сам решил отсидеться… умный элементаль.
- Тц. Умный-то умный. Но где нам теперь их искать-то?
- Я не знаю. Но Игнис их тоже ищет. Я чувствую его сеть. Значит, он уже в курсе, что Аль вернулся.
- Это плохо. Очень плохо. Где он сам? – Каин сцепил пальцы в замок.

- На острове его нет. Но я слышу… там, что то принадлежащее Альбиносу. То что несет отпечаток его силы. – дракон тряхнул головой. – И это надо забрать.
- Ты понимаешь, что если ты ворвешься в замок, то будет дипломатический скандал? Ты ведь часть посольства от Инферно.
- Да-а? А тебя это очень волнует? – Куро сменил ипостась.
- Хм. – демон сделал задумчивое лицо, а за тем ухмыльнулся. – Ни чуть. А можно мне полететь на тебе?

***

- Ри? – серый открыл глаза. – Где мы?
- Прости, но я не придумал ни чего лучше чем спрятать тебя здесь. – огненный элнмегталь в драконьей ипостаси свернулся кольцами вокруг Альбиноса.
- Зачем?
- Он понял, что ты рядом.
- Кто?
- Я не знаю! – рыкнул Ардорис. – Но я почувствовал его жажду и желания. Он… он хотел тебя… не твою силу, а именно тебя.
- Значит он не остановится ни перед чем, что бы найти меня. – Гирцце прикусил губу. – Тебе надо уходить.
- Что?! Ты думаешь я тебя брошу?
- Я тебе уже говорил о твоем долге перед миром…
- Мне не нужен этот мир если в нем нет тебя. – элементаль сменил ипостась и схватив серого за плечи прижал к себе. – Ни я, ни первородный, не хотим тебя терять. Это слишком не справедливо, Альбис, ты и так пережил столько, что…
Звонкие хлопки.
- Как это трогательно! – Верховный Хранитель Мудрости стоял у дверей храма Света и Тени. – Я даже прослезился. Мне жаль вас прерывать, но мое время ограниченно. – он вперил безумный взгляд в Грицце. – Иди сюда, и твой «защитничек» умрет быстро, чего тебе не обещаю.
- Игнис, скажи, зачем я тебе? Во мне сейчас нет той силы, что была тогда. Ты уничтожил меня. Что ты хочешь сделать со мной? – волосы серого выцвели до нестерпимой белизны, а глаза окрасились рубиново красным. – Снова вырвать глаза? Отстричь волосы? Насиловать, раздирая мое тело на куски, так же как тогда, так же как с Виолеттой и многими другими? Тебя даже безумцем не назовешь. Мне очень жаль…
- Меня? – саркастично выгнул бровь Игнис.
- Нет. Того что я не смог защитить тебя. – Альбинос поклонился. – Прости меня. Из-за моей слабости тебя отравил паразит. И этот яд разрушил твою сущность.
- Ха-ха-ха… - смех разносился по залу отражаясь от стен. – Ты! Ты тот, кто прятал все знания мира и не хотел делиться. Ты просто не можешь принять, что кто-то смог утянуть даже крупицу твоего сокровища! Ибо если ты не единственный хранитель этих знаний, то в тебе нет надобности! Ты бесполезен… ты всегда был бесполезен. Даже твой создатель проклял тебя…
В ответ на обвинительную тираду Белый Дракон только светло улыбнулся.
- Да. Я бесполезен. Это хорошо, что ты понял это. Но вот ты несколько ошибся – меня не проклинали…

URL
2010-12-03 в 21:33 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
***


Черный Дракон застыл перед шкатулкой, в которой лежали волосы и сосуд с глазами Альбиноса.
- Это принадлежало Белому?.. – тихо спросил демон.
- Д-да. – судорожный вздох.
- Знаешь, наши хроники гласят, что Альбинос был слаб. Но от его… частей исходит такая сила, что у меня просто дух захватывает. – Каин поежился. – И что то не добрая и светлая эта сила-то.
- А ни кто и не говорил что Аль воплощенное добро. А на счет силы… - дракон задумался. – Я расскажу тебе по пути нашу с ним историю.
Когда демон удобно устроился на загривке Черного Дракона и надежно зафиксировал шкатулку, в его разум влились мысли и образы Куро, точнее Корвина.
- Меня и Альбиноса создали. Мы не были рождены в обычном понимании этого слова. Нас именно создали. Это были два Бога в самом расцвете сил. Все у них было и все им нравилось, кроме друг друга. Ну ни как они не хотели уживаться ,может быть потому что изначально их сути были противоположны друг другу. Они были равны по силе и что бы как то разрешить свой спор было решено создать оружие, которое все решит за них. Так появились мы – Свет и Тень. Ты не поверишь, но Светом был и являюсь я, так как меня создал Фламий. Помнишь такого бога? Какое-то время он считался крайне положительным и добрым. А Альбиноса сотворила Умбра, ее в то время считали воплощением зла. Хотя они оба были эгоистичны и непредсказуемы и в разных мирах им поклоняются по разному. Я не знаю, но может это божественная логика или просто их шутка, но так и повелось изначально я – Корвин, черный, он – Альбинос, белый. Как нам и было приказано мы сражались неистово, изо всех сил. Зачастую Аль своей жестокостью поражал даже свою Богиню. Я же начинал его бояться. Когда он впадал в безумие и крушил небесную твердь, то даже Умбра не могла его остановить. Только когда он падал обессиленный, можно было вздохнуть спокойно. А потом… потом они решили его уничтожить. И наделили меня своей силой. Тогда я думал, что смогу быть с ним на равных. Мне даже удалось его обездвижить и тогда я заглянул в его глаза – я ожидал увидеть в них ярость, злобу, сумасшествие, но… Он ни на минуту не терял над собой контроль. Его разум был ясен всегда. Когда я решился задать ему вопрос, то чуть не умер от ощущения диссонанса пронзившего весь мир. Это был первый полноценный прорыв. До этого Альбинос умудрялся своей силой латать дыры. Позже я спросил у него, почему он не рассказал ни кому об этом. Он лишь грустно улыбнулся и сказал: «Не знаю на счет тебя, но я оружие, а оружие не должно мыслить и уж тем более иметь, какое либо другое желание, кроме как убить». И именно тогда я узнал, что он не первый сотворенный Умброй Альбинос. Он, конечно, не рассказал мне всего, но я позже понял сам – она всегда использовала одну и туже душу, при создании своих игрушек. И мой Альбинос хорошо знал, что она не потерпит своеволия. А безумие… это то что всегда веселило Богов. В итоге прорыв мы еле смогли закрыть. Боги тогда одобрительно кивали, но я заметил взгляд Умбры. И он не предвещал ни чего хорошего. В итоге Альбиносу приказали меня убить или умереть самому. И он умер. Он пришел ко мне вечером… попрощаться. – во время этой заминки Каин увидел несколько моментов «прощания» и сидеть стало не удобно. – Но я этого не понял. А утром Аль сказал: «Я рад, что смог встретить тебя» и ушел. Я ощутил его смерть. Это было настолько… страшно. Фламий когда еле вытащил меня. И как-то сумел договориться с Умброй. Она отдала мне душу Аля. Перламутровая жемчужина, которая для меня была ценнее мира. Когда случился второй прорыв я смог защитить небесную твердь снова, в благодарность ВСЕ Боги даровали мне крупицы своей силы и свободу от их воли. Позже я смог возродить Альбиноса. Но Боги эгоистичны, завистливы и трусливы. Они позавидовали моему счастью и захотели его отнять. Многие хотели обладать Альбиносом и его бессмертной душой. Я сражался с ними, но моих сил было не достаточно. И тогда Аль воззвал к МИРУ. И его воплощение откликнулось на зов. Я тогда умирал, Морта и Летум тогда чуть не передрались, решая в чьи чертоги я попаду. Пока я судорожно цеплялся за жизнь, Аль заключил Сделку. Мы оба становимся Хранителями этого Мира и получаем защиту от богов. Те были крайне не довольны и хотели нас проклясть, но Мир не позволил. Тогда Фламий и Умбра, воспользовались своей властью надо мной – как ни как их сути во мне было больше всего – и я стал смертным. Что бы спасти меня Альбинос отдал почти все свои силы. И я получил способность перерождаться подобно ему, но платой за это становились мои воспоминания, в то время как его – невозможность забыть. Так мы и жили. Мы защищали Мир, он защищал нас. Со временем мы открыли в себе новые возможности, пришедшие к нам после многих перерождений. Аль стал накопителем энергии и мог наделять ею других, так же он нашел способ договориться с Первородными стихиями и создавать на их основе хранителей подобных нам. Я же стал силен, а с помощью Аля еще сильнее, я смог использовать божественные навыки и противостоять им практически без помощи Мира, так же я мог поглощать силу богов. Но знаешь, Аль ни когда не рассказывал мне этого. Каждый раз после перерождения он придумывал историю, к примеру о том, что он был девицей влюбленной в меня-перкрасного-принца\вождя\воина, и, не добившись от меня взаимности, кинулась в море с желанием родиться в следующий раз моим другом, а так как я рождался Великим Черным Драконом, то богам пришлось скрипя сердце выполнять посмертное желание чистой девы и возрождать ее в образе Белого Дракона, ни чем, в прочем, не выдающимся. И я не представляю, каково ему было – ведь каждый раз я рождался разным. Иногда добрым, чаще жестоким… и он ни когда не требовал от меня любви, ради которой все это затеял. Временами мы становились любовниками, может даже любящими, но рано или поздно я сбегал. На меня давило то, что я ни чего не помнил, а в его глазах я всегда видел… многое я там видел. Но мне казалось, что он любит не меня, а кого-то кем я был до этого. А он… он влюблялся в меня каждый раз за ново, в такого каким я становился и ни когда не забывал каким я был. А что там насочиняли те, кто начал нам поклоняться, это вообще ни в какие рамки не лезет. Но не отрицаю, попадались и красивые легенды, в некоторые я даже верил, а Аль не опровергал. Но в одно он мне всегда говорил сразу и повторял часто – моя суть это Свет, его же суть это Тень. И его сила ни когда не будет той, что можно будет назвать доброй, что бы там не придумывали о нем остальные. Для него было важно, что бы я понимал и знал его суть.
- Ох… Значил это он легендарный Зверь Разрушения?
- Да. Было время, когда демоны его так называли.
- Я искренне считал, что это ты. А… - Каин запнулся. – Постой ты мне все это сейчас рассказал, значит, ты вспомнил?
- Боги ушли из этого мира. Ушли уже давно. А в месте с ними и пропало их влияние. Это стало причиной того, что моя суть смогла восстановить меня и мою память. Помнишь тот день, когда ты нашел меня?
- Еще бы не помнить…
- Именно тогда я вспомнил ВСЕ. И из-за этого валялся в коме три года. Мне надо было время для… осмысления и упорядочивания знаний полученных за несколько тысячелетий.
- Искренне сочувствую… - пробормотал демон, прижавшись теснее к драконьему хребту.

URL
2010-12-03 в 21:37 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
***

Треск ломаемого барьера и крик Ардориса, получившего сгусток энергии в грудь.
- Остановись. – тихий усталый голос. – Я иду к тебе. Но у меня есть одна просьба, Игнис.
- О! Я слушаю тебя Альбинос. – Верховный свернул заклинания, танцевавшие на кончиках пальцев.
- Позволь мне попрощаться с этим Миром. – первородный огонь в груди элементаля вздрогнул.
- Хм… Я не вижу подвоха. – Игнис задумался. – Но последнее желание закон даже для меня.
Белый Дракон вышел из Храма, когда-то построенного в честь него. В его голове крутились воспоминания из его жизней. Последними пришли мыски о том, что он успел создать двух хранителей. Подойдя к воде, Альбинос запел.
Его песня не была похожа на Песнь сирен. Она была похожа на молитву, и все же была прощанием. Ардорис почувствовал горечь на губах, но не мог сдвинуться с места, скованный мимолетным касанием Белого Дракона. Стены Храма вибрировали, будто в гневе, но ни чем не могли помочь хозяину, как и в прошлый раз.
А белый Дракон все пел. Голос его хрустальным звоном отражался от камней и скал, трепетным пламенем стекал в воду, которая как послушное животное, лизала босые ноги. Мир будто подернулся радужной рябью. Застывая, прощаясь…
Игнис заворожено шел к Альбиносу. К своей мечте, своему желанию… Он давно понял, что ему не важна сила и власть. Только ЖЕЛАНИЕ! Вот последние звуки тают колкими снежинками в воздухе и Верховный протягивает руки к этому вожделенному хрупкому телу. Когда его пальцы уже ощущают призрачное тепло кожи, морская вода вздымается сплошной стеной, накрывая Белого Дракона.
Волна сошла, открыв разъяренному Игнису золотого дракона держащего в лапах безвольное тело Альбиноса.
- Грицце, Грицце… - звук голоса левиафана зачаровывал. – Недоразумение, ты мое серое. Как ты до такой жизни то докатился?
- Забери его отсюда! – кричит Ардорис. – Уходи! Защити его! Пожалуйста…
- Ардо? – Соларо удивленно смотрит на сверстника.
- Осторожнее, он может… - тихий стон. – Может обездвижить тебя.
- О? Тогда… - золотой дракон изогнулся. – Салис, можешь его подержать?
- Конечно. – радостно облизнулся сирин.
- Не советую. – правильно понял его Соларо. – Не думаю, что проснувшись, он обрадуется тому, что ты его попробовал.
- Кончайте этот фарс! – взревел Игнис. – Отдайте мне его. Он принадлежит мне и только мне!
- Ой ли? – Салис аккуратно взял на руки легкое тело. – Мне кажется малыш Инис сам решит кому принадлежать… если уже не решил. И сдается мне, что это не ты.
- Вы цепляетесь за проклятого! Вы его защищаете, того кто впал в немилость богов за то что покусился на этот мир! Он уничтожит вас всех! – Верховный стал перетекать в форму дракона. – Отдайте его мне и я вас спасу!
Огромный красный дракон вздыбил гребень и раскрыл крылья призывая всю свою силу и мощь некогда отнятую у Альбиноса. Воздух вокруг загустел и раскалился. Вода начала стремительно нагреваться.
Соларо запел. По его Слову вода ощерилась ледяными иглами.
Ардорис закрыв глаза, призвал первородный огонь.
Оба молодых хранителя приготовились сражаться не жалея себя.
Битва кроткая, но изнуряющая. Все же молодые драконы, едва получив силу, не могли противостоять тому, кто владел ею тысячелетие. Игинс расплескивал вокруг себя силу Белого Дракона, подавляя Хранителей, сминая их сопротивление, все ближе подбираясь в Салису и тому, кого сирин держал на руках.
Когда Соларо упал на камни, покрытые горящим льдом, и Ардорис сполз по стене храма захлебываясь кровью, Верховный Хранитель Мудрости торжествующе взревел. Салис прижал к себе легкое хрупкое тело Альбиноса и сделал шаг к морю, но не успел. Удар был силен. Сирен почувствовал, как хрустнули его ребра от столкновения с прибрежным камнем.
- Отпусти меня… - тихий шепот. – Отпусти.
- Н-нет… Соларо попросил…
- Если я не уйду с ним, то Соларо умрет. Я не могу этого допустить… - легкое движение и Альбинос уже рядом с Игнисом. – Я пришел.
***

Каина скрутило так, что он чуть не упал с Черного Дракона.
- Ч-что это? – просипел он.
- Это сила Аля. Кто то пользует ее… И я даже знаю кто! – Куро шипел. – Игнис…Что же он творит?!
- Я… я не понимаю. Эта дисгармония. Это сила Альбиноса? – демон еле-еле держался за норовящее уплыть сознание. – Даже повелитель не обладает настолько ошеломляющей силой разрушения. Он великолепен… Его сила совершенна…
- Ты не понял. Это лишь капля его силы, которую использует посторонний носитель. Если бы эту силу использовал сам Аль то ты бы либо лишился разума, либо не заметил ее проявления. Скорее всего последнее… Он ни когда не любил свою суть, хотя и не отвергал ее. - по лету Дракона прошла дрожь. – Будь готов. Я открываю портил. Иначе мы не успеем.
Они вырвались из пространства, как раз когда Игнис дотронулся пальцами до лица невысокого, по сравнению с ним, молодого человека в сером балахоне спутанные волосы которого медленно теряли свое нестерпимо белое сияние, обретая дымчато-серый оттенок.
- Не-е-ет, верни их! – прошипел Верховный.
- Зачем? – юноша смотрел на него туманными глазами, в которых нет, нет, да проскакивали рубиновые искры. – Моей силы тебе не достаточно? Или тебе нужно не только она? – наклон головы и констатация. – Совсем не она…
- Я убью тебя. – как-то тоскливо сказал Игнис и мягко коснулся губами уголка сиреневых губ. – Убью…
Куро взревел и бросился к ним. Каин не ожидавший резкого рывка слетел с него и упал на песок. Черный Дракон сменив ипостась замер рядом в нескольких шагах от Верховного и Грицце.
- Аль… - едва слышно выдохнул он.
- Корвин. – еле заметный кивок-приветствие. – Жаль, что ты пришел так рано… Я хотел успеть закончить здесь все до твоего появления, но, видимо, за время нашей разлуки, ты успел освоить портальное перемещение. Это хорошо…
- Аль, что ты творишь? – в голосе Черного Дракона слышно отчаяние.
- Заканчиваю, то что начали боги. – пожал плечами Альбинос.
- Они ни чего не начинали! Все закончилось тогда когда ТЫ заключил договор с Миром! – почти крик.
- Вин… - потрясенный шепот. – Ты вспомнил.
- Да. Боги покинули этот Мир. Мы единственные его Хранители. И наша суть стала сильнее…
- Твоя суть. – поправил Белый Дракон. – От моей ни чего не осталось, Вин. Я всего лишь осколок, того кого ты знал в начале нашего пути. Я ни когда не стану прежним.
- Мы все изменились. Я тоже не тот, что был когда-то. – Корвин протянул к Альбиносу руку. – Я не дам тебе снова сбежать от меня. Не отпущу.
- Это эгоистично… - в укоряющем тоне слышится тихая радость.
- Я всегда был эгоистом. Иди ко мне.
- Ты слишком поздно это понял… - Альбинос улыбнулся за мгновение до удара.
Рука Игниса пробила его на сквозь. Струйка крови окрасил сиреневые губы в багрово-красный, что завораживающе страшно смотрелось на бледном лице.
Слабеющие руки взяли в ладони лицо Верховного, не дав уклониться от поцелуя.
Они упали вместе – Игнис и Альбинос, все еще пробитый его рукой. Корвин деревянной походкой приблизился к ним.
- Аль, ну зачем ты так? – обреченно.
Веки с белесыми ресницами дрогнули. Рубиново-алые глаза чуть смеялись.
- Прости, Вин. Но из нас двоих я всегда был большим эгоистом. Вот. – Альбинос сжал ладонь, а за тем раскрыл, на ней лежал красный камень. – Это его суть. Все что я смог спасти. Возроди его… А это. – на раскрытой ладони появляется кусочек тьмы, который уплотняясь стал белой жемчужиной, которая иррационально светилась мраком. – Все что осталось от меня. Но… не… отдам… Кха… - Белый Дракон закашлялся, кровь забивала легкие, а жемчужина истаяла. – Прости. Я всегда хотел быть рядом с тобой… Люблю… - странный гул наполнил воздух. – О! – радостная, светлая улыбка. – Мне пора. До свидания!
Вспыхнув напоследок, рубины в глубине его глаз погасли.
Корвин аккуратно поднял его тело на руки, поморщившись неприятному чавканью, когда рука Игниса выходила из тела Альбиноса.. Но на лице Черного Дракона, расцвела улыбка.
- Куро? – демон тихо похвал друга, он все еще прижимал к груди ухваченный во время падения ларец. – Ты как?..
- Все хорошо. – на дне его глаз вспыхивали искры радости.
- Но, ты… он мертв?
- Да.
- Тогда, почему?..
- Он сказал «до свидания», значит он вернется. – Корвин закрыл глаза. – Аль непременно вернется! Я долго ждал, подожду и еще. Но теперь я знаю точно, что это ожидание не напрасно. Белый Дракон ни когда не нарушает свое слово. – Снова счастливая улыбка. – А сейчас растолкай Хранителей. И надо выловить Салиса из воды. Интересно, а сирены могут утонуть?..

URL
2010-12-03 в 21:37 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
Эпилог

Треск ломаемой скорлупы и внимательный взгляд серого глаза, в глубине которого вспыхивают рубиновые искры.
А двадцать лет спустя гибкое тело Белого Дракона извивалось в небе над горами. В низу за ним внимательно наблюдали люди. Трое из них были в безразмерных мантиях разных цветов: огненно-красная, золотая с синими искрами, и непроницаемо черная. Двое других были в простой одежде. Правда, у того, кто обладал роскошными темно синими волосами покрой, сильно подчеркивал сексуальность тела, а глаза выдавали в нем сирена.
- Наконец-то он позволил себя найти! – проворчал обладатель красной мантии.
- Ардо, не занудничай. – Усмехнулся человек в золотой.
- Я думаю вам пора удалиться. – фигура в черном чуть дрогнула ни начала менять очертания. – Мне надо о многом поговорить с ним… наедине.
- Ой, да знаем мы о чем ты там говорить собрался. – усмехнулся сирен. – Особенно наедине-то…
- Пошляк. – дернул плечом последний из спутников. – Ардорис, мы уходим.
- Каин, ты странно себя ведешь. – Салис улыбнулся. – Ревнуешь?
- А ты нет? – рыкнул в ответ демон. – Он занимает слишком много места в их сердцах…
- Не беспокойся. – Ардорис приобнял его за талию. – Я не могу даже помыслить быть с ним. Мне жить хочется… А вот твой взгляд на него мне не нравится. Надеюсь это только восхищение?
- Он источник нашей силы в этом мире. – пояснил демон. – Я не осмелюсь влюбиться в бога…
- Соларо! Скажи что-нибудь в свое оправдании и ты! – потребовал сирен.
- М? А я должен? – лукавая улыбка. – Он тот кто подарил мне море и Песню. Но не любовь.
- Может вы уже свалите? – в голосе Корвина тлела угроза.
- Да, да… уже уходим. – взмах рукой и открывается портал. – Только вы не очень то долго. Мы тоже хотим с ним пообщаться…
Как только четверо исчезли в портале Белый Дракон плавно начал спускаться, и на землю приземлился уже юноша с ослепительно белыми волосами и пронзительными рубиново-алыми глазами.
- Привет. – улыбнулся Альбинос. – Давно не виделись, Вин…

URL
2010-12-04 в 01:28 

Представитель множества (q)
вааааааааааааааааааааааааааа
так. сейчас. меня немного попустит, перестанет трясти и я напишу что-то адекватное.
так. вот на моменте с волосами и глазами в бутылке, у меня самого чуть глаза не выпали.
и я пару раз поверил, что все умрут и все закончится печально.
и меня тупо прет, как все закончилось.
и меня до сих пор трясет.

bykka_yo
и Автор-сама... :beg:

2010-12-04 в 12:16 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
Фрейка домо. рада что понравилось и это схавало чьи-то мозги кроме моих

URL
2010-12-04 в 17:03 

full_m00n
переходи на темную сторону - у нас есть печеньки ©
До чего славная сказка получилась! Белое и чёрное, борьба и равновесие, игры богов, хранители Мира… читать действительно интересно. И хотя огненными драконами никого не удивишь, дракон-сирена да ещё и золотой встретился впервые.

маленький Соларо для вдохновения

Спасибо за доставленное удовольствие (люблю драконов)

2010-12-04 в 20:01 

kombelka
Белка(как сказал мой знакомый врач))-Это диагноз !
Очень классный фик.Понравился безумно.Напоминает одну книгу прочитанную оооочень давно,правда ни автора,ни названия уже не помню.А вообще рассказы про драконов я просто обожаю)Спасибо Вам огромное,за эту чудесную сказку!):white:

2010-12-04 в 21:01 

bykka_yo
"У меня есть все качества присущие зайцам: одиночество и разочарованность жизнью"
Hyuuga_Hinata, kombelka спасибо за отзывы. рада что вы получили удовольствие от прочтения =)

URL
2010-12-04 в 23:18 

sverhnovay
не пью, не курю, не ругаюсь матом
Супер !

2010-12-08 в 23:20 

The rumor is right. I`m gay but unless I`m fucking you, it`s none of your business ©
как это прекрасно...

2010-12-09 в 20:47 

ti-san
Чтобы обладать ангельским характером, нужно иметь дьявольское терпение(с). Верховная АУшница УТЯР.
Чудесно, восхитительно, давно не читала ничего в таком роде. Отдельное спасибо за картинки, они очень помогают представить все вживую. Фик читала запойно, не отрываясь, забросив работу. Хорошо никто не заметил. Супер!!!:super::super::super::super::super::super:

2010-12-17 в 21:48 

Зеленый апельсин
Хорошо - что выжила, плохо - что из ума.....
:beg: :beg: :beg: bykka_yo это просто восхитительно!!!!
автор, вы просто нечто! всегда поражает воображение ваша фантазия, а этот оридж!!! у меня просто слов нет, одни неопределенные звуки: НЯЯЯЯЯЯЯ!!!!!!!!
прочитала запоем, на одном дыхании, теперь сижу - всен заново перевариваю/переживаю!!!

:hlop: :hlop: :hlop:
:white: :white: :white:

2011-01-03 в 20:23 

Chim-era
Жить нужно или с юмором, или с психиатром!
bykka_yo, браво!!!:hlop::hlop::hlop:
Пропала на весь вечер, зачитавшись красивой историей!!! Огромное спасибо:squeeze:

     

Слюдяные окна

главная